Кто к нам с чем зачем, тот от того и того!


Previous Entry Share Next Entry
Рыжков о борьбе с терроризмом — в свете парижской трагедии
facepalm
kamrad2213
Оригинал взят у alex_sobolev_82 в Рыжков о борьбе с терроризмом — в свете парижской трагедии


Террористическая атака на Париж унесла более сотни жизней. Она в очередной раз со всей беспощадностью показала, что мир изменился. И что те, кто игнорирует эти изменения и пытается «жить по старому», в итоге дорого за это платят. В этой связи мне вспомнились слова оппозиционера Рыжкова, сказанные им в передаче «Специальный корреспондент» буквально за пару дней до трагедии в Париже.



В видеоролике с 14:00


Евгений Попов: Вот, например, в Латакии вчерашняя бомбёжка жилого квартала.


Владимир Рыжков: Терроризм. Точно так же когда власть бомбит жилые кварталы, тоже терроризм.


Вячеслав Матузов: Какие кварталы? Назовите.


Владимир Рыжков: И когда наша власть бомбила Грозный с живыми людьми — тоже был терроризм.


Так вот, может теперь Рыжков наконец разберется? То что случилось в Париже — это терроризм. А то, что происходило в Грозном — борьба с терроризмом. Причем, по факту, борьба успешная. И, самое главное, за последние десятилетия это пока единственный успешный пример такого рода борьбы.


Что бы там не рассказывали всему миру про «мирных повстанцев», в действительности на территории Чечни в 90-е годы было создано террористическое псевдогосударственное образование, во многом, кстати, напоминающее ИГИЛ. Хотя и гораздо меньшее по масштабу. Другими словами, то с чем Европа столкнулась только сейчас, наша страна прошла уже много лет назад. Причем, добилась успеха, в отличие, например, от тех же штатов, которые своими вмешательствами по всему миру наоборот резко ухудшили ситуацию.


Именно у России, единственной в мире, есть уникальный опыт победы над террористическим псевдогосударством. Суть подхода заключалась в поддержке умеренных местных сил, готовых бороться с радикалами. Так было в Чечне, где поставили на Кадырова, так, во многом, было в Афганистане. Сейчас ровно то же самое происходит в Сирии.


Но Рыжкову этот опыт не нравится и он называет нашу власть и наших военных террористами. Более того, в той же передаче он требует уменьшить военный бюджет а также предлагает как можно скорее, при первой возможности, свернуть операцию в Сирии.


К чему я все это. Теракты в Париже совершили 8 (восемь) человек. Понятно, что еще сколько-то входило в группу поддержки, но в любом случае, речь идет о горстке людей. В то же время европейцев воюющих в ИГИЛ — тысячи. И граждан России там тоже тысячи. А всего в ИГИЛ по разным оценкам от 80 до 400 тысяч человек, организация обладает огромными финансовыми возможностями, разветвленной подпольной сетью по всему миру и так далее. Поэтому, случившееся в Париже, это почти ноль по сравнению с тем, на что ИГИЛ способно уже сейчас и абсолютный ноль, по сравнению с теми возможностями, которые получило бы в случае победы над Асадом. Это огромная и опасная сила.


Любому адекватному человеку понятно, что уничтожать ее нужно в зародыше. Так чего добивается Рыжков, называя террористами тех, кто воюет с ИГИЛ? Асад объективно единственная достаточно мощная местная сила, на которую можно сделать ставку. Называя его террористом (а также делая свои заявления по поводу чеченских событий), Рыжков фактически перечеркивает наш успешный опыт борьбы с террором и призывает действовать как диктует США, успехи которых на этом поприще более чем сомнительны.


Почему он это делает? Мне кажется, так происходит потому, что та часть оппозиции, к которой принадлежит Рыжков, просто-напросто не суверенна. Они все понимают, но просто не могут пойти против воли США.


Сейчас уже очевидно, что ИГИЛ — проект опекаемый американцами. В том же выпуске «Специального корреспондента» приведены убедительные доказательства, что США поддерживают террористов (показано фактически признание в этом одного из руководителей свободной сирийской армии). Американцы расчистили дорогу радикалам, уничтожив режимы, способные им противостоять («арабская весна»). Спецслужбы США непосредственно приложили руку к созданию ИГИЛ из нескольких разрозненных организаций.


Поэтому отношение к событиям в Сирии — своего рода маркер «суверенности». Рыжков проверку не прошел и большая часть либеральной оппозиции тоже. И понятно почему — они безвозвратно потеряли доверие народа, постепенно их оттесняют от власти и вернуться они могут только благодаря поддержке извне. Им ничего не остается, как лизать американские сапоги в надежде, что в случае чего о них не забудут. Вот такая вот печальная констатация.


Интереснее также, как после случившегося поведет себя Европа. Крайне правые уже сейчас жгут лагеря беженцев и обещают жестко решить проблему терроризма. Свойственными им методами, понятное дело. Правые в Европе и раньше набирали популярность, а сейчас воспользуются ситуацией чтобы усилить свое влияние. Причем вес неизбежно наберут крайне правые группировки, потому что их методы будут самыми эффективными*.


Помешать им можно разобравшись с проблемой терроризма на месте ее возникновения, то есть помочь России и Асаду уничтожить ИГИЛ (больше с ИГИЛ никто реально не воюет). Но это значит пойти на конфронтацию с США. И есть серьезные опасения, что несуверенные европейские элиты могут выбрать первый путь. Тем более, что опыт есть — 70 лет назад они уже так сделали.




* Со всем согласен, только вот тут я бы сказал "эффектными", а не "эффективными".

По крайней мере, на данном этапе и в данном масштабе.
Вряд ли беженцы, спасающиеся в Европе от тотального и безумного террора ИГИЛ, испугаются ограниченного террора нацистов больше.

А вот на раздраженных и недалеких европейцев картинка избиения отдельных ненавистных беженцев, конечно, произведет впечатление.


  • 1
Карел Чапек "Война с саламандрами"

А вот я не согласна.
Терроризм угрожает прежде всего режиму, который уже дорвался до власти.
И на пустом месте он не появляется. Первична всеж хреновая власть, на борьбу с которой находятся желающие.

В хохляндии не террористы сейчас официальная власть? Просто победили и признаны путиными и прочими.
Когда-то, в 93-м, террористами оказался народ, а Ельцин "успешно" этих террористов разбомбил.


> Терроризм угрожает прежде всего режиму, который уже дорвался до власти.

Естественно терроризм - это всегда нечто противное установившемуся порядку, и нечто желающее этот порядок изменить. Не вижу противоречий. Вопрос только, в какую сторону. ИГИЛ лучше Асада?

> И на пустом месте он не появляется.

На каком месте появился ИГИЛ - известно. Что тут гадать?

https://gazeta.eot.su/article/problemy-i-osnovy-politiki-islamskogo-gosudarstva-2

> Первична всеж хреновая власть, на борьбу с которой находятся желающие.

Поддерживает ли кто-то ИГИЛ? Давайте спросим у 5 миллионов сирийских беженцев.

Поддерживают ли люди Асада - давайте посмотрим на результаты голосования. Или просто задумаемся над тем фактом, что его 4 года не могут уничтожить. Никто не станет так упорно сражаться за текущий строй, если есть лучшая альтернатива.

> В хохляндии не террористы сейчас официальная власть?

Они. И да, возможным это стало благодаря гнилости предыдущей законной власти. Но её гнилость - не причина прихода именно этих террористов. Её гнилость - это удобное условие смены обстановки. Не универсальное. А непосредственная причина прихода к власти именно бандеровцев - это политика США.

Так ли уж гнила власть Асада, которого 4 года не могут победить (и надеюсь никогда не победят)? Так ли уж гнила была власть Каддафи, который сражался до последнего и которого сумели победить только после бомбежек НАТО? Насколько лучше стало жить в новой "демократической" Ливии? А в той же Украине? А на тех территориях Сирии, где правит ИГИЛ?


Да ни коим образом ни за ИГИЛ ни за америкосию, которая их взрастила.
Каддафи я им вапще не прощу. Поэтому и "терроризм" в Париже под большим вопросом. И организаторы шибко быстро были названы.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account