Кто к нам с чем зачем, тот от того и того!


Previous Entry Share Next Entry
Культурная Политика и культурная Война
facepalm
kamrad2213


Древнеримский знаток и исследователь «Энеиды» Сервий Мавр (или Марий) Гонорат говорил о том, что эта поэма была написана Вергилием по «предложению» императора Октавиана Августа. Вот уж, действительно, культурная Политика с большой буквы. И историческая — тоже…

Дело в том, что подобные эпические тексты, помимо прочего (а может быть, и в первую очередь), выполняют функцию формирования и поддержания коллективной идентичности. В современном толковом словаре (изд. «Большая Советская Энциклопедия») говорится, что эпопея — это некое обширное повествование о выдающихся национально-ИСТОРИЧЕСКИХ событиях. Понятие эпоса несколько шире и включает также древние ИСТОРИКО-ГЕРОИЧЕСКИЕ песни (напр., былины).

История (знание истории, её актуальность, единство её толкования, ощущение общности с другими внутри этой истории) имеет важнейшее значение для формирования социальной идентичности. Как можно оставаться, скажем, патриотом своей страны, ненавидя её историю, считая, что эта история состоит лишь из преступлений и порока?

Что такое идентичность? Вообще, это единство и преемственность процессов и свойств некоторой системы. Социальная идентичность человека — это переживание сознания своей принадлежности к тем или иным социальным группам (которые, соответственно, обладают некоторым единством и преемственностью своих свойств и процессов). Личная идентичность — это единство и преемственность жизнедеятельности, целей, мотивов и установок личности.

Идентичность требует формирования и поддержания, особенно когда, в силу личных или более масштабных потрясений, она оказывается в кризисе. Если этот кризис приводит к разрушению идентичности (т.е. люди буквально теряют себя), то человек опускается, маргинализуется, у него развиваются психические патологии, девиантное поведение и прочие «прелести», которые мы наблюдали, например, в постперестроечные годы и продолжаем наблюдать сейчас.

Поэтому такие произведения, как «Илиада», «Энеида», «Война и мир» или, скажем, советский военный эпос в целом (фильмы, книги, стихи, картины) — выполняют важнейшую задачу по сохранению общества. Для греков «Илиада» Гомера была не просто сказкой — она объясняла, как и благодаря чьим усилиям сложилось текущее мироустройство. Греческая элита росла и воспитывалась на «Илиаде», вела свои родословные (реальные или мифические — не так важно) от героев этой поэмы. «Энеида» объясняла римлянам, как возник Рим, протягивала нить от Рима к Трое и ещё дальше вглубь веков. К слову, она до сих пор в обязательном порядке изучается элитой Запада и поэтому продолжает влиять на западную идентичность. О чем в какой-то мере свидетельствуют постоянные попытки западных империй подражать Риму, сегодня особенно очевидные в США.

Древние римляне и греки понимали значение таких произведений... Понимают это и те люди, которые стремятся заменить героическую память травматической — это европейская послевоенная концепция, хорошо раскрытая в книге немецкого культуролога и историка Алейды Ассман «Длинная тень прошлого». Она предполагает увековечивание не подвига, а «травмы». Не «активной жертвы», т.е. борющегося и кладущего свою жизнь на алтарь Победы героя, а «пассивной» — страдающей и претерпевающей насилие без сопротивления. Говорится не о войне, но о преступлении. Причем в случае, например, с «десоветизацией» говорится о преступлениях (в основном мнимых или существенно преувеличенных) собственного государства против своего же народа.

Подробнее об этом можно прочесть в статье Ларисы Магдановой: http://eotperm.ru/?p=2910

Увековечивание травматической памяти, наверное, должно иметь место, но лишь как дополнение к памяти о героях и подвигах. Однако адепты этой европейской концепции стремятся именно вытеснить героический дискурс (характерный для эпических произведений) из культуры и образования. Понятно, что привести это может лишь к одному — разрушению идентичности, что уже во многом проявилось в России после перестройки и десоветизации. Чем это чревато для психического здоровья граждан и их поведения в обществе — см. выше.

Если «предложение» Октавиана Августа, сделанное Вергилию, можно назвать культурной и исторической Политикой с большой буквы, то осуществление проектов по вытеснению героической памяти травматической памятью — следует считать культурной и исторической Войной.


Специально для группы Культурный фронт:


  • 1
Очень интересно. Перепостил.

Наши на Олимпе просто не понимают, что такое культурная и историческая Политика. Это не пощупать, не положить в карман, не вытащить, в конце концов.

В Голливуде есть правило - "ты можешь снимать хоть про бандитов хоть про террористов, но в финале должно быть одно - они должны быть наказаны, лишиться своих богатств и распрощаться с успехом".
Такое впечатление что "фильмы про героизм русских" попадают под то же правило.

А наоборот, стоило бы подобное правило использовать в положительном ключе, и расширить его не только на фильмы про бандитов и террористов и но и на модные "сложные темы".
Они и так обычно трагические, но трагический посыл направлен не на тему, а наружу - "злое общество которое не приняло наших желаний". Кстати, подобные темы даже выиграют, если разворачивать их из протеста обществу на внутренний мир героя.
Ну и прекращать девальвацию героизма - если герой жертвует собой то показывать максимальный положительный эффект от его действий в кадре, наглядно, красиво, а не кривить губы и цинично рассказывать о "ещё одном погибающем глупце"...

Много говорят что современные интеллектуальные вещи никто не смотрит/не читает? А что обычный зритель/читатель увидит в современном интеллектуальном зрелище? Скверно одетых бомжей орущих как тяжко жить и как бы свалить. Это кухонные разговоры под портвейн из эпохи брежневского застоя и к интеллектуальному чтиву они имеют весьма отдалённое отношение...

Edited at 2016-09-23 06:15 pm (UTC)

  • 1
?

Log in

No account? Create an account