?

Log in

No account? Create an account

Кто к нам с чем зачем, тот от того и того!


Previous Entry Share Next Entry
О белом терроре промолвите слово
facepalm
kamrad2213


Сергей Вилисов напомнил мне своим рассказом о внезапной проверке «Перми-36», что там полностью вымарана тема белого террора. А ведь наша пермская земля много месяцев находились под властью Колчака, который был славен своей жестокостью. Однако в музее нет ни слова не только о пермском следе адмирала, но и о более масштабных его (и других белых офицеров) действиях. При этом о красном терроре сказать не забыли.

В этой заметке приведу кое-какие свидетельства поведения колчаковцев в Перми и окрестностях. Много примеров нашлось в книге историка (на тот момент кандидата, а позже — доктора исторических наук, «одного из ведущих специалистов по истории революции и гражданской войны на Урале», как написано на сайте ПНИГУ) И.С.Капцуговича «Прикамье в огне гражданской войны». (Примечательно, что, по словам директора «Перми-36» Виктора Шмырова, он стал деканом исторического факультета в Пединституте именно благодаря Капцуговичу.)

Вот что пишет Игорь Севастьянович:

Прикамье в огне гражданской войны

«Когда 20 августа советские бойцы вновь отбили станцию (Кын — прим. моё), их взору открылась картина чудовищной расправы белогвардейцев с захваченными в плен ранеными рабочими и красноармейцами. Белые повесили 70 бойцов-интернационалистов. Перед казнью палачи подвергли их страшным мучениям: четвертовали, отрезали уши,  носы, выкалывали глаза» [1].

25 декабря «в районе Левшино белогвардейцы расстреливают группу рабочих и молодёжи за сочувствие Советской власти» [2].

Тогда же «около села Троицы, на Сылве, колчаковцы учиняли зверскую расправу над пленными красноармейцами» [3]..

«В каждой из 36 волостей Кунгурского уезда белогвардейцы расстреляли по 10-20 человек и наказали розгами по 50-70 человек. В Ординской волости следственная комиссия приговорила к смерти 7 коммунистов. На Кыновском заводе от рук колчаковцев погибло 60 рабочих. На Коноваловском заводе по решению следственной комиссии было расстреляно 72 человека. Ворвавшись в Сосновскую волость, белогвардейцы убили 26 крестьян-бедняков, активных участников установления Советской власти» [4].

«В Кунгурском уезде за одну неделю следственная комиссия вынесла  768 приговоров. За время колчаковского господства в Кунгуре и уезде было расстреляно и замучено 6628 человек» [5].

«На Пашийском заводе рабочих арестовывали лишь по одному подозрению «в причастности к большевизму». Арестованных избивали и расстреливали. Было запорото до смерти 22 человека. Белогвардейцы разрушили на заводе все могилы бойцов, погибших в боях за власть Советов» [6].

«В Бисере белогвардейцы расстреляли на берегу реки Койвы группу коммунистов, членов РКСМ и пленных красноармейцев. В братской могиле на окраине поселка было похоронено 26 красноармейцев, погибших от рук палачей…
В Соликамске колчаковцы зарубили командира продотряда коммуниста А.В.Логинова, расстреляли начальника милиции И.А.Дегтярникова и 28 других жителей города, обвиненных следственной комиссией «в сотрудничестве с Советской властью» [7].

«На Усьвинских копях озверевшие колчаковские контрразведчики расстреляли 54 рабочих» [8].

В Суксуне «по спискам контрразведки было расстреляно 28 человек» [9].

«Тягчайшее преступление совершили белогвардейцы из штурмового батальона полковника Урбановского в Нытве. Согнав на базарную площадь пленных красноармейцев и жителей, заподозренных в сочувствии Советской власти, они закололи штыками и зарубили шашками более 100 человек» [10].

Некоторые из этих же данных подтверждает в своей работе «Страницы истории земли Пермской» пермский «мемориаловец» А.Б. Суслов (к его чести), а также добавляет кое-какие другие сведения:

«Более сотни пробольшевистски настроенных рабочих Мотовилихи расстреляно на камском льду и опущено в проруби. Около трехсот пленных красноармейцев убито на льду Сылвы. Более 8 тысяч красноармейцев и сочувствующих советской власти расстреляно в Кизеловском районе».

А вот деталь из доклада сотрудницы ГОПАПО А.В. Курамшиной на всероссийской научно-практической конференции «Гражданская война на востоке России»:

«В Перми, где особо свирепствовал террор, белогвардейцы расстреляли всех политических заключенных тюрьмы. Об этом поведал узник колчаковцев, командир красноармейского полка, подпольщик, член КПСС с 1918 г. М.Д. Соловьев, спасшийся лишь потому, что убийцы побоялись зайти в тифозный барак, где лежал в то время умирающий от страшной болезни М. Соловьев» (Аборкин В. За что и как боролся Колчак?//Вечерняя Пермь.1991.1 марта.)».

Доктор исторических наук М.Г. Суслов подводит итог:

«Придя на Урал, колчаковцы расстреляли 25 тыс. человек. 8 тыс. было сброшено в шахты Кизеловского угольного бассейна» [11].

Это, так сказать, лишь иллюстрации. Чтобы показать, что тема явно заслуживает рассказа в музее политических репрессий, если бы «Пермь-36» таковым действительно являлась. Надеюсь, новое государственное учреждение, созданное вместо шмыровско-марголинского АНО, уделит белому террору должное внимание.

Отсутствие этого внимания - одна из причин, почему подвергаются осквернению памятники борцам с колчаковщиной на фоне призывов немедленно принять программу "Об увековечивании памяти жертв политических репрессий".


[Ссылки]Ссылки:

  1. Капцугович И.С. Прикамье в огне гражданской войны. – Пермь: Пермское книжное издательство, 1969. С. 48.

  2. Там же. С. 64

  3. Там же. С. 65

  4. Там же. С. 82

  5. Там же. С. 84

  6. Там же.

  7. Там же. С. 85

  8. Там же.

  9. Там же. С. 86

  10. Там же.

  11. Суслов М.Г. К вопросу о красном и белом терроре в годы гражданской войны // Информационно-методический бюллетень Научно-методического центра Пермского городского Совета ветеранов войны, труда, Вооруженных сил и правоохранительных органов. – № 1 (№ 4). – Пермь, 2009. С. 89.




promo kamrad2213 september 3, 2014 14:01 14
Buy for 20 tokens
Продолжаю выкладывать материалы о настоящих пермских музеях, которым есть что показать, в отличие от. Другие: музей авиации и космонавтики Пермского авиационного техникума и Пермский музей авиации. В прошлой статье мы начали разговор об идее создания «Политехнического музея…

  • 1
Приказ адмирала Колчака об аресте членов Комитета Учредительного Собрания.
Гор. Омск, 30 ноября 1918 г. № 56.
Бывшие члены самарского Комитета членов Учредительного Собрания, уполномоченные ведомствами бывшего Самарского Правительства, не сложившие своих полномочий до сего времени, несмотря на указ об этом бывшего Всероссийского Правительства, и примкнувшие к ним некоторые антигосударственные элементы в Уфимском районе, в ближайшем тылу сражающихся с большевиками войск, пытаются поднять восстание против государственной власти: ведут разрушительную агитацию среди войск; задерживают телеграммы верховного командования; прерывают сообщения западного фронта и Сибири и с оренбургскими и уральскими казаками; присвоили громадные суммы денег, направленные атаману Дутову для организации борьбы казаков с большевиками, пытаются распространить свою преступную работу по всей территории, освобожденной от большевиков.
Приказываю:
§ 1. Всем русским военным начальникам самым решительным образом пресекать преступную работу вышеуказанных лиц, не стесняясь применять оружие.
§ 2. Всем русским военным начальникам, начиная с командиров полков (включительно) и выше, всем начальникам гарнизонов арестовывать лиц для предания их военно-полевому суду, донося об этом по команде и непосредственно – начальнику штаба верховного главнокомандующего.
§ 3. Все начальники и офицеры, помогающие преступной работе вышеуказанных лиц, будут преданы мною военно-полевому суду.
Такой же участи подвергнуть начальников, проявляющих слабость и бездействие власти.
Верховный правитель и верховный главнокомандующий адмирал Колчак.
Источник: Газета «Русская Армия», №13, от 3 декабря 1918 г.

Членов Учредительного Собрания подручные Колчака убили без всякого указа и суда.
Д.Ф.Раков «В застенках Колчака. Голос из Сибири» Париж, 1920,
«Само убийство представляет картину настолько дикую и страшную, что трудно о ней говорить даже людям, видавшим немало ужасов и в прошлом, и в настоящем. Несчастных раздели, оставили лишь в одном белье: убийцам, очевидно, понадобились их одежды. Били всеми родами оружия, за исключением артиллерии: били прикладами, кололи штыками, рубили шашками, стреляли в них из винтовок и револьверов. При казни присутствовали не только исполнители, но также и зрители. На глазах этой публики Н.Фомину нанесли 13 ран, из которых лишь 2 огнестрельные. Ему, еще живому, шашками пытались отрубить руки, но шашки, по-видимому, были тупые, получились глубокие раны на плечах и под мышками. Мне трудно, тяжело теперь описывать, как мучили, издевались, пытали наших товарищей».

(Deleted comment)
В послесловии сказано: «Автор – член ЦК эсеров и член Учредительного Собрания. В ночь на 18 ноября 1918 г. (число колчаковского переворота) он был арестован в Омске вместе с членами директории Авксентьевым и Зензиновым, несколько месяцев просидел в тюрьмах, 21 марта 1919 года был освобожден и затем выехал за границу. В Париже эсерами в 1920 г. опубликовано отдельной брошюрой под заглавием: «В застенках Колчака. Голос из Сибири» частное письмо Ракова, адресованное, очевидно, Роговскому, в квартире которого и были арестованы, вместе с хозяином ее, названные члены директории. Мы помещаем здесь полностью письмо Ракова, рисующее невероятные ужасы колчаковского режима и издевательства его над своими политическими врагами».

Правые эсеры боролись с большевиками, но для Колчака они были слишком левые.

  • 1