Кто к нам с чем зачем, тот от того и того!


Previous Entry Share Next Entry
Кому не нравится правда о советских «шарашках»?
facepalm
kamrad2213


В преддверии Дня Победы в Перми разыгрался скандал, вызванный заметкой о «шарашках», опубликованной на сайте государственного музея истории политических репрессий «Пермь-36». Заметка породила бурю негодования в либерально-правозащитном сообществе.

«Шарашки» — это закрытые учреждения научно-технической сферы, где трудились заключенные-специалисты в СССР в 1930-50-е гг. Именно там был разработан самый массовый советский бомбардировщик периода Великой Отечественной войны Пе-2. А также Ту-2, который многие называют лучшим советским фронтовым бомбардировщиков военных времен. Заключенные-инженеры создавали также артиллерию: за годы войны было выпущено более 10 тыс. разработанных ими пушек М-42, а также более 4,5 тыс. гаубиц МЛ-20 — одной из лучших в мире за всю историю.

Что же было сказано в заметке музея на этот счет? По сути, ровно три вещи, из которых замеченной оказалась только одна:
1) Ученые, инженеры и конструктора шарашек — это пострадавшие от политических репрессий.
2) В шарашках «заложены первые кирпичи величественного здания отечественной науки».
3) Шарашки эффективно справлялись с возложенными на них задачами. Конкретно написано следующее: «С точки зрения эффективности «шарашки» себя оправдали».

Возмущение «либеральной» общественности вызвано единственным словом «оправдали». Все критики прочли выделенное предложение как «эффективность шарашек оправдала их существование», т.е. продемонстрировали элементарное неумение читать. Про разгадку этого «недуга» мы скажем чуть ниже.

А пока, вот образцы недовольства.

Игорь Аверкиев, председатель «Пермской гражданской палаты» (большую часть своей истории существовавшей на иностранные гранты): «Дело не в том, что это не правда (это правда), а в том, что прославлять и продвигать в наше время такие методы научной деятельности — полный неадекват и мракобесие». Аверкиев постоянно боится, что его кто-то репрессирует и потому в обычной констатации факта (который он сам признает) видит призыв к «тридцать седьмому году».

Иван Печищев, доцент ПГНИУ: «Государственное бюджетное учреждение оправдывает репрессии за счет налогоплательщиков». Казалось бы, кандидат филологических наук, а прочитать заметку не мог…

Елена Гилязова, депутат краевого Заксобрания, директор сети магазинов «Семья»: «Министр тоже считает, что “шарашки” — это эффективный способ развития науки?» Депутат удивится, но эффективность шарашек признают и Аверкиев, и настоящие историки, о чем будет ниже.

Не обошлось без главы президентского Совета по правам человека Михаила Федотова, который был «шокирован» и назвал заметку «по меньшей мере кощунственной».

Сильнее всех истерил политический пенсионер Евгений Сапиро: «Чудовищная публичная реабилитация музеем истории политических репрессий (!) одной из самых мерзких форм ГУЛАГа возмутила не только пермскую общественность и прессу. Назвать тюрьму наиболее эффективной формой разработки и реализации научно-технических достижений — до такого не дошли даже ярые сталинисты».

Ну, вот Аверкиев дошел-таки до «такого».

Высказывания всех этих и пары других граждан сайт Ura.ru назвал ни много ни мало «гневом пермяков». Но верхом демократичности стало заявление всё того же Сапиро:

«Пример надо брать не с «вечно прогибающихся», а с настойчиво отстаивающих своё — правильное — мнение». Правильное мнение — оно только у Евгения Сауловича. У всех остальных — «прогибание», а не мнение.

Вся эта истерия и загадочная утрата навыков чтения легко объясняются развернувшимся вокруг музея политическим конфликтом.

Напомним, что долгое время «Пермь-36» находилась под управлением автономной некоммерческой организации (АНО). В музее тепло относились к бандеровцам, распространяли антисоветские мифы, приравнивали коммунизм к фашизму и продвигали идею Нюрнбергского трибунала над СССР. Не так давно управление музеем взяло в свои руки государство, существенно исправив политику заведения — исчезли плакаты, прославляющие таких деятелей, как украинский нацист Лукьяненко, прекратилось проведение скандального форума «Пилорама» с его песнями в стиле «я готова, а ты готов поджигать ночью машины ментов?» и «ваш Путин — фашист».

Для прозападной публики это стало катастрофой. Ведь помимо историко-пропагандистских планов с музеем было связано множество чисто политических надежд — «Пермь-36» хотели превратить в полноценную базу подготовки «майданного» актива из числа журналистов, депутатов и общественников. Всем этим планам пришел конец, а АНО была признана «иностранным агентом».

Новая команда пытается превратить доставшуюся им в наследство машину антироссийской пропаганды в нормальный музей, в частности в рамках просветительской деятельности публикует заметки на исторические темы — одна из которых, написанная ко Дню космонавтики, и вызвала такой шум.

А сейчас приготовьтесь. Прежде чем я перейду непосредственно к шарашкам, хочу показать вам один из типичных плакатов, которыми был увешан потолок в выставочном зале этого музея во времена прежнего, «рукопожатного» руководства, сторонники которого так возмутились констатацией эффективности шарашек:



«Сталину и ГУЛАГу удалось сделать то, чего не смогли достичь рабовладельческие цивилизации древности — сделать принудительный труд более эффективным, чем труд свободный.

По словам Варлама Шаламова «ГУЛАГ со всей убедительностью показал, что правильно организованный подневольный труд может быть гораздо эффективнее труда вольнонаемного».

О боже! Что это!? Защитники диссидентов продвигают ГУЛАГовские методы!? Они смеют называть принудительный труд эффективным!? Они смеют цитировать мерзкие слова Шаламова, который говорит, что подневольный труд в ГУЛАГе был организован правильно и был гораздо эффективнее, чем труд вольнонаемных?

Видимо, единственное прегрешение нынешнего руководства музея состоит в том, что оно не потрудилось сравнивать СССР с «рабовладельческими цивилизациями древности». Это-то и бесит всех наших диссидентов на самом деле — отсутствие в заметке помоев, вылитых на советское прошлое.


А теперь — собственно шарашки

Лично у меня-то вопросы возникают не по поводу эффективности, а по поводу оценки роли шарашек как «первых кирпичей величественного здания отечественной науки».

В каком смысле первые? Разве не было науки до этого? Или она была недостаточно величественна? Или «первые» тут означает «главные»?

Вначале обратимся к данным об образовательном уровне заключенных ГУЛАГа самого авторитетного в этой области историка Виктора Земскова:

Год 1934 1935 1936 1937 1938 1939 1940 1941
Количество человек с высшим образованием 3572

4936

6799

8619

10960

22395

24199

30721


Это все имеющие высшее образование, а не только инженеры и конструкторы.

А теперь, просто чтобы получить некую оценку, сравним с общим числом высокообразованных людей в стране. Для этого воспользуемся данными зам. директора по научной работе Центра социологических исследований Минобрнауки России Александра Арефьева: в 1928 году — 233 тыс. чел., в 1940 году — 909 тыс. чел. Нетрудно посчитать, что в 1940 году в ГУЛАГе сидело 2,7% всех людей с высшим образованием.

Но может, в ГУЛАГ как раз посадили всех инженеров? Нет, это не так — в 1937 году только на предприятиях машиностроения и обработки металлов численность инженерно-технических работников составила 253 тыс. чел. Численность всех инженеров в СССР по всем годам я не нашел, но примерно её можно оценить по следующим данным:

Годы Численность
1930 85 тыс. чел.
1950 400 тыс. чел.
1960 1 135 тыс. чел.

От оценок — к фактам. Летом 1939 года, согласно «Спецсообщению Л.П. Берии И.В. Сталину о заключенных-специалистах, используемых в особом техническом бюро при НКВД СССР» (куда и входили все шарашки), таковых было 316 человек:

«…Организованное в 1938 году при НКВД СССР Особое техническое бюро в настоящее время состоит из семи основных производственных групп: 1) самолетостроения, 2) авиадизелестроения, 3) судостроения, 4) артиллерии, 5) порохов, 6) отравляющих веществ, 7) броневых сталей.

В указанных группах работает 316 специалистов, арестованных органами НКВД в период 1937—1938 гг. за участие в антисоветских, вредительских, шпионско-диверсионных и иных контрреволюционных организациях…»

В завершение данного вопроса, приведу мнение профессионального историка, старшего научного сотрудника Института российской истории РАН Михаила Морукова:

«Особые технические бюро по сути своей являлись организациями, предназначенными для выполнения чрезвычайных задач в максимально сжатые сроки. Подчеркну, что никогда не было цели заменить ими обычные конструкторские бюро. Именно поэтому ОТБ не имели собственной проектной инициативы, они были призваны дополнить собой повседневную деятельность КБ соответствующего профиля».

Таким образом, роль шарашек в советской технике, и тем более в науке, преувеличивать не стоит.

Кто-то может сказать, что в шарашках сидели особо выдающиеся деятели, а на свободе оставалась «всякая мелочь». Однако это не так. Например, из всех советских лауреатов Нобелевской премии был репрессирован только Лев Ландау. За распространение листовок собственного сочинения, где приравнивал Сталина к Гитлеру и призывал к его, Сталина, свержению. Такое, наверное, и сегодня сочли бы экстремизмом.

А вот физик Пётр Капица арестован не был, хотя ему на некоторое время запрещали выезд из страны (да-да, вообще-то он ездил только так). Почему? Капицу подозревали в том, что он «оказывает английским фирмам, в том числе военным, крупнейшие услуги, продавая им свои патенты и работая по их заказам». Спросите любого либероида, что за такое делали в СССР, и он скажет, что как минимум расстреливали.

В общем, как я и сказал, наука в СССР существовала и за пределами шарашек.


Теперь по поводу политических репрессий

Дело в том, что политические репрессии — это не все репрессии подряд, а только часть из приговоров по 58 статье, в которой есть и такие пункты, как, скажем, шпионаж и терроризм. Репрессии же вообще — это любое подавление государством тех, кого оно считает преступниками. Посаженный убийца — тоже репрессированный. Но не политзаключенный.

Между тем, далеко не все инженеры, конструктора и ученые были посажены по политическим статьям. Вот, например, Сергей Шевырин, ведущий специалист Пермского государственного архива новейшей истории, которого никак нельзя заподозрить в сталинизме, пишет, что «только за 1931 г. ОГПУ было осуждено 1152 инженера за «вредительство».

В записке Берии, процитированной выше, также говорится о том, что 316 специалистов, числящихся в шарашках летом 1939 года, были арестованы органами НКВД не только за антисоветизм, но и за участие во вредительских, шпионско-диверсионных и иных контрреволюционных организациях.

Поэтому правильнее ставить вопрос о качестве работы НКВД и справедливости приговора, а не о характере репрессий. Осуждены ли все эти люди за дело? Уверен, что нет. Но, может, НКВД просто устраивало охоту за специалистами, чтобы наполнить шарашки, не важно по какой статье? Как мы увидим далее, это тоже не так.

Вот фрагмент беседы журналиста «Правды» Виктора Кожемяко с историками Юрием Моруковым и его отцом, уже упомянутым Михаилом Моруковым:

«М.М. И не надо думать, что «сталинские палачи» специально отлавливали невинных конструкторов, инженеров, техников, чтобы заполнять ими ГУЛАГ. Если можно так выразиться, «сдавали»-то специалистов зачастую рабочие, которые должны были реализовать их проекты.

Вот так, например, получилось с выдающимся авиаконструктором, «королём истребителей» Николаем Николаевичем Поликарповым. Проектирует он 10 типов самолётов, и 5 из них разбиваются. Выходит, производить эти машины в массовом порядке нельзя. Завод, который делал опытные образцы, простаивает, рабочие не получают зарплату, потому что они на сдельщине, люди возмущаются.

А ведь на авиационные предприятия подбирали не худших, это была «рабочая аристократия» Советского Союза. В общем, партком завода в 1929 году по десятой или двадцатой жалобе рабочего коллектива постановил, что надо войти в контакт с ОГПУ и сообщить о возникших подозрениях.

Ю.М. Дело усугублялось ещё и тем, что самолёты проектировались под двигатели, которые в Советском Союзе тогда не производились, а закупались в одном-двух экземплярах за валюту. И вот за два года, с 1928-го по 1930-й, были испытаны 14 моделей самолётов, 7 из которых разбились. Оказался сорванным проект перевооружения ВВС РККА новыми типами самолётов-истребителей — так называемый Заказ 1927 года. В результате попала в заключение значительная часть инженерно-технических кадров»
.

И это не единичный случай доносительства. Самая известная, наверное, история — это доносы на Сергея Королева. По одной из версий доносы были написанные сразу тремя авторами: Лангемаком, Клейменовым и Глушко. Этой версии придерживается, например, космонавт Леонов и автор биографии Королева журналист Ярослав Голованов. А исследователь Арсен Мартиросян в своих статьях приводит письмо самого Королева прокурору СССР А.Я. Вышинскому: «Меня подло оклеветали директор института Клейменов, его заместитель Лангемак и инженер Глушко…».

Другой версии придерживается сын конструктора Валентина Глушко, Александр:

«Начало репрессиям в Реактивном научно-исследовательском институте №3 (РНИИ-3, позднее – НИИ-3) положило заявление начальника одного из отделов Андрея Костикова, написанное им весной 1937 года и направленное в ЦК ВКП(б) – Николаю Ежову, в котором он все ошибки, совершаемые при разработке новой техники, выдал за вредительство и растрату народных средств, обвинив директора института Ивана Клейменова, его заместителя Георгия Лангемака, а также ведущих инженеров Валентина Глушко и Сергея Королева в бездарности и профнепригодности».

По версии Александра Глушко, после ареста Клейменов и Лангемак написали доносы на его отца, Победоносцева, Королева и Шварца.

Дочь Королева в своей книге «Отец» пишет, что в его деле был акт, характеризующий работу его и Глушко в НИИ-3: «Он был подписан инженерами А.Г. Костиковым, Л.С. Душкиным, М.П. Каляновой и А.Н. Дедовым и представлял собой по существу обвинительное заключение». Также в книге Натальи Королевой приводится письмо (другое?) её отца к Вышинскому, где он обвиняет в клевете именно Костикова.

Разбираться, кто и на кого донес, оставим профессиональным историкам. Я лишь хочу показать, что доносы реально писались, и люди по ним действительно садились. Конечно, НКВД обязан был докопаться до истины — и не выполнил свой долг. Однако, причем тут политика?  Наталья Королева вообще намекает, что Костикова интересовала их жилплощадь — по её словам, он добивался от её матери обмена квартиры после ареста отца.

Леонид Кербер в своих мемуарах намекал, что и Андрея Туполева могли посадить по доносу Яковлева: «…Кто усомнится, что оценки, исходившие от замнаркома Яковлева, становились известными Сталину и могли натолкнуть Сталина на мысль: а действительно, лоялен ли Туполев?»

Или вот, писатель Феликс Чуев вспоминает свою беседу с Героем Советского Союза Г.Ф. Байдуковым, в которой тот рассказал ему о выступлении С.А. Леваневского в 1935 году на совещании у И.В. Сталина после неудачной попытки перелета через Северный полюс:

«Товарищ Сталин, я хочу сделать официальное заявление. <…> Я хочу официально заявить и прошу записать мое заявление. Я считаю Туполева вредителем. Убежден, что он сознательно делает самолеты, которые отказывают в самый ответственный момент».

Есть данные, что и авиаконструктор Дмитрий Григорович также был арестован за «вредительство» по доносам летчика-сдатчика Седова и своего коллеги В.Б. Шаврова. Авторитетных источников я не нашел, но есть интересные воспоминания Шаврова 1929 года, опубликованные в журнале «Авиация и космонавтика»: «…Дошло до нас приятное известие об аресте Григоровича. Ненавистный зав., бывший причиной многих неприятных переживаний, попортивший мне, можно сказать, целый период в жизни, наконец сел, и как будто прочно».

Как видите, не стоит думать, что все доносы были написаны под давлением.

Повторюсь, это не оправдывает правоохранительные органы, которые обязаны были разобраться. Но это важный штрих к их мотивам.

Впрочем, политические мотивы тоже, конечно, были. В своих воспоминаниях Чуев приводит длинный ответ Молотова на вопрос, почему сидели «Туполевы»:

«Много болтали лишнего. И круг их знакомств, как и следовало ожидать… Они
ведь не поддерживали нас…

В значительной части наша русская интеллигенция была тесно связана с зажиточным
крестьянством, у которого прокулацкие настроения, страна-то крестьянская.

Тот же Туполев мог бы стать и опасным врагом. У него большие связи с враждебной нам
интеллигенцией. И, если он помогает врагу, и еще благодаря своему авторитету втягивает других, которые не хотят разбираться, хотя и думает, что это полезно русскому народу… А люди попадают в фальшивое положение. Туполевы – они были в свое время очень серьезным вопросом для нас. Некоторое время они были противниками, и нужно было еще время, чтобы их приблизить к Советской власти.

Туполев из той категории интеллигенции, которая очень нужна Советскому государству, но в душе они – против, и по линии личных связей они опасную и разлагающую работу вели, а даже если и не вели, то дышали этим. Да они и не могли иначе!

<…>

Теперь, когда Туполев в славе, это одно, а тогда ведь интеллигенция отрицательно относилась к Советской власти! Вот тут надо найти способ, как этим делом овладеть. Туполевых посадили за решетку, чекистам приказали: обеспечивайте их самыми лучшими условиями, кормите пирожными, всем, чем только можно, больше, чем кому бы то ни было, но не выпускайте! Пускай работают, конструируют нужные стране военные вещи. Это нужнейшие люди. Не пропагандой, а своим личным влиянием они опасны. И не считаться с тем, что в трудный момент они могут стать особенно опасны, тоже нельзя…»

Более конкретно о Туполеве:

«Он, конечно, бывал и в антисоветских делах.

<…>

Были сведения, что он был тесно связан с парижским комитетом
антисоветским, который создали эмигранты, богачи в Париже и в других городах Франции и Германии. Но потом он все-таки сблизился с советскими людьми и вел себя очень неплохо.

Конечно, белогвардейцы не хотели выпускать его из своего поля. Видят, что он у большого дела стоит. Он якшался с ними довольно долго. Но потом, по-моему, честно работал. В конце концов, в зрелом возрасте и при первоначальном отрицательном отношении пришел к советской власти».

Сейчас какие-то из этих рассуждений кажутся дикими. Но если мы хотим понять произошедшее, то надо себе представить, что не прошло и 20 лет с тех пор, как страна пережила развал, потерю территорий, две революции, кровопролитную гражданскую войну, развязанную в интересах иностранных держав (именно так оценивал действия белогвардейцев, например, Черчилль), интервенцию этих самых иностранных держав, голод и прочее. И все ждут новую войну, готовятся к ней и понимают её неизбежность. Вот в какой атмосфере происходило становление советской науки и всего советского государства.

При этом единодушия по данному вопросу не было. Так, нарком тяжелой промышленности Серго Орджоникидзе с первых дней выступал  за освобождение большинства научно-технических кадров.

Кроме того, следует напомнить, что кампания по борьбе с «вредительством» началась в 1928 году. Но лишь в 1930 году Куйбышев и Ягода подписали циркуляр об «использовании на производствах специалистов, осуждённых за вредительство». Т.е. не было никаких заранее заготовленных шарашек. Наоборот, когда оказалось, что многие необходимые стране профессионалы сидят, им решили дать работу по специальности, вместо того, чтобы они пропадали на лесопилках.

Причем эта логика распространяется на весь ГУЛАГ. Так, в собрании документов «История сталинского ГУЛАГа» (Т.3) говорится: «Прямая связь между террором (с точки зрения количества и квалификационного состава репрессируемых) и экономическими потребностями не прослеживается. Ни в одном документе не зафиксированы предложения руководства ОГПУ—НКВД—МВД о проведении дополнительных репрессий с целью восполнения дефицита заключенных. Реальная логика развития экономики Гулага была, как свидетельствуют документы, прямо противоположной: политика массовых репрессий приводила к появлению огромного количества «спецконтингентов» и заключенных, и в большинстве случаев лишь после этого государство начинало искать варианты их «трудового использования».

Думаю, в завершение этой темы уместно будет также отметить, что, как сказано в «Отчете Четвертого спецотдела НКВД СССР о проектно-конструкторских работах, выполненных в 1939-1944 гг.», за успешную работу в шарашках 156 заключенных были освобождены со снятием судимости и 23 из них — награждены правительством. И это далеко не все досрочно освобожденные и награжденные специалисты.


И, наконец, про эффективность

Вернемся к тому, с чего начали. Можно как угодно оценивать шарашки с правовой и моральной точек зрения, но надо отдать должное как их организации, так и людям которые там работали. Эффективность шарашек — это факт.

Хотя её и не стоит переоценивать.

В.Б.Шавров по этому поводу писал: «Система, придуманная ГПУ, себя не оправдала. Она начисто обанкротилась. Оказалось, что сколько ни бросай людей на одно дело, оно от этого быстрее не пойдет... Ведь крыло обычно рассчитывает кто-то один. Да и любой агрегат самолета делается ограниченным числом людей, и если их количество увеличивать, то проку от этого будет мало. ГПУ этой простой истины не понимало... Полгода все было в бурном движении: сверху нажим, сверхурочные, а результатов никаких. Работа шла точно так, как если бы велась нормальная работа над этой машиной».

Прокомментировал работу ЦКБ и известный конструктор А.С.Яковлев:
«Организация была многолюдная и бестолковая, расходы большие, а отдача слабая».

И тем не менее, есть другие примеры. Один из них приводится в статье Сергея Шевырина, ведущего специалиста Пермского государственного архива новейшей истории:

«На пушечном заводе в Мотовилихе существовало свое опытно-конструкторское бюро под руководством главного конструктора С.П. Гуренко. Но, судя по заявлению коллектива конструкторов этого бюро, начиная с 1940 г. «…бюро работает без малейшей отдачи… За указанный период времени бюро не внедрило на валовое производство ни одного своего нового образца артиллерийских машин. …Большинство остальных машин 1941-1942 гг. либо не выдержали испытаний, либо их отладка затягивалась на долгие годы, ввиду чего они теряли свою актуальность, что приводило их так же в архив или на склад». Под заявлением подписалось 13 конструкторов. Появление еще одного КБ на заводе оживило научную мысль и внесло элемент соревнования между конструкторами. Так, разработку 45-мм противотанковой пушки поручили сразу нескольким КБ. ОКБ Мотовилихинского завода предложило вариант М-6, эвакуированное ОКБ – М-42. При испытаниях выстрел из М-42 оказался кучнее; т.е. вариант, предложенный заключенными, был лучше. То же было и с проектом увеличения мощности 152-мм пушки МЛ-20».

Особенно замечателен в статье историка следующий фрагмент, показывающий разницу в работе шарашек и обычных КБ:

«В отчете начальника ОКБ Мотовилихинского завода их неудача в основном объясняется тем, что конструктор, которому было поручено вести разработку, уехал в дом отдыха, и «работа остановилась».

Опыт организации работы в шарашках (не сами шарашки и не репрессии — умейте читать!) востребован сегодня. Вот что пишет, например, Александр Багров, доктор физ.-мат. наук из Института астрономии РАН:

«История показывает, что директивное управление наукой вполне реально. при решении всего спектра оборонных задач – от строительства боевых кораблей и самолетов до атомных бомб и боевых лазеров – целевое использование экономических и людских ресурсов всегда приводило к успеху. Знаменитый Лос-Аламосский проект и не менее знаменитые советские «шарашки» продемонстрировали высокую результативность подобных целевых программ с полноценным финансированием. И здесь важно подчеркнуть, что во всех этих случаях решение о комплексном штурме той или иной проблемы принимала не научная общественность, а государство».

Кстати, о заграничном опыте. Прозападная общественность не хочет об этом вспоминать, но и на Западе были свои примеры, когда права человека уступали нуждам государства. Так, известно, что одно из первых в новейшей истории конструкторских бюро, где использовался принудительный труд, возникло в 1917 году в США. Силами содержавшихся там под арестом инженеров в течение месяца был спроектирован и испытан авиационный двигатель «Liberty» — основной двигатель американской авиации в начале 20-х годов.

Пусть теперь «либеральные» критики поголосят о том, что рассуждать об эффективности шарашек — «кощунственно», ужасно, невозможно и т.д.

Любопытны также воспоминания Бориса Чертока — учёного-конструктора, одного из ближайших соратников С.П. Королёва. Черток описывает, как в результате конфликтов в научной среде и относительной слабости тогдашнего руководства страны, не были вовремя созданы объективно необходимые водородные ЖРД, после чего говорит:

«Вот тут мы с Бушуевым пришли к крамольной мысли. Если бы страной правил «отец родной» и ему бы доложили, что для решения поставленной им задачи необходима разработка новых ЖРД на водороде, — будьте уверены, он бы пригласил всех кого надо, установил сроки, спросил чем помочь и мы бы имели двигатели не хуже американских. И великие ученые, и тем более главные конструкторы, как и все люди, не безгрешны, не свободны от тщеславия. Если его соединить со страхом и дать все, что попросят для усиления КБ и производства, они могли творить чудеса. Это в полной мере понимал и использовал Сталин».


Подведу итог

В шарашках советское руководство нащупало определенные организационные, управленческие решения. В первую очередь это не лишение свободы, а более плотный контроль (в том числе способствующий погашению конфликтов между учеными) и гораздо более полное и оперативное обеспечение всех нужд коллектива со стороны государства, а также гораздо большая сосредоточенность коллектива на решении поставленной задачи.

Эти решения показали свою эффективность, хотя и нельзя сказать, что шарашки сыграли главную роль.

ОТБ не было коварным планом Сталина по порабощению ученых. Наоборот, советское руководство было вынуждено придумывать, как не дать пропасть способностям угодивших в ГУЛАГ специалистов.

Специалисты же угодили туда по разным причинам. То, что в наше время кажется безобидным, тогда выглядело совсем иначе. Доносительство, помноженное на межвоенную атмосферу, сыграло не последнюю роль в печальной судьбе многих видных ученых.

Оправдывать несправедливость нельзя. Но нельзя и бесконечно лить помои на историю своей страны и не признавать вклада тех, кто и в заключении продолжал работать на благо Родины, ковать оружие Победы.


  • 1
многие интеллигенты тогда держали фигу в кармане, но опасались говорить в открытую, зато двадцать лет спустя оторвались по полной программе, а ещё лет через тридцать вообще устроили госпереворот, и погрузили всех нас в дерьмо по самое горло

И что самое интересное - а им то "вполне ничего"!

А Пермь-36-то - душа радуется! Спасибо, ребята!

Это зомби. Он может в любой момент встать. Расслабляться не следует.

А вы не хотели бы оказаться в таких местах,где от вас было бы больше пользы РФ?

Нужно быть полезным на своём месте.
А если вредный, то без шаражки никак.

Вот бы так досконально и внимательно разобрать все спорные моменты нашей истории.

Какие же лицемеры, эти либералы

(Deleted comment)
Не нужно сюда волочь бездоказательный либероидный спам.

(Deleted comment)
Хм.
А какой эффективный был труд рабов у нацистов при производстве ракет ФАУ!

Их труд оправдал свою ЭФФЕКТИВНОСТЬ.

Уравнивание фашизма и коммунизма на основании наличия второстепенных сходств (типа, "тоталитаризма") - это историческая педерастия.

Мы отлично знаем, кто эту педерастию разрабатывал (Хайек, Попер и прочие) и для чего она нужна (в конечном счете - для обеление фашизма)

Поэтому прекратите.

(Deleted comment)
(Deleted comment)
И тем не менее, это было не главным в шарашках. Хотя, понятно, стимулировало.

(Deleted comment)
"Кацеленбоген против Гагарина.

Это Сергей Павлович Королёв, отец русской и советской космонавтики. Арестован по ложному доносу и отправлен на Колыму. Провел здесь всего пять месяцев, с июля по декабрь 1939 г., работал на прииске Мальдяк в Сусуманском районе. Среди колымских лагерей, которые и так не самые веселые места, этот имел совсем уж дурную славу. В 1938-1939 годах здесь была очень высока смертность заключенных, а примерно за год до того, как туда попал будущий главный конструктор, на Мальдяке лютовала «московская бригада» следователей, из которых особой жестокостью отличался некий лейтенант НКВД М. Кацеленбоген (Боген). Расстреляли сотни человек.

«Боген поручил мне и группе товарищей проводить следствие, давая сроки за три часа заканчивать 20 дел. Когда мы ему жаловались на непосильную работу, он прямо приказал бить арестованных. Боген сам показал нам пример, вызвал одного заключенного и избил его кочергой, после чего мы били чем придется. Через несколько дней приехал капитан Кононович с прокурором Метелевым в 2 часа ночи и к 6 часам утра рассмотрели больше 200 дел, из них 133-135 приговорили к высшей мере наказания. Прокурор арестованных не смотрел и ни с кем из них не разговаривал».

(из показаний сотрудника УНКВД по Дальстрою А. В. Гарусора).

К 50-летию полета Гагарина про Королёва сняли фильм, где представили его бунтарем против лагерных порядков. В действительности Сергей Павлович едва стоял на ногах от истощения, и не был способен ни на какой мятеж. Спасла его врач Татьяна Репьева, перевела больницу санитаром.

«Королёв говорил, что он был тогда «фитилем». На работу его не гоняли, так как он не мог ходить: «Как только наклонюсь – падаю. Распух язык, десны кровоточили, зубы повыпадали от цинги»

(из воспоминаний А. Н. Шарыповой).

К чему это я? То, что Королёв выжил – случайность. Попади он в лапы Кацеленбогену или не встреть доброго врача, и вместо полета Гагарина мы бы имели безымянную могилу колымского ЗК.

Главным достижением СССР стал первый полет в космос. Прорыв для всего человечества. Коммунисты часто приводят в пример полет Гагарина, чтобы доказать преимущество советского строя. Но Королёв как конструктор состоялся во многом не благодаря, а вопреки советской власти. Советская власть его чуть не сгноила в лагерях. Сложись обстоятельства чуть иначе, и не было бы никакого полета Гагарина. Чистое везение." (с)

> Главным достижением СССР стал первый полет в космос.

Победа - главнее. Атомный проект - не менее масштабный.

> Но Королёв как конструктор состоялся во многом не благодаря, а вопреки советской власти.

Королев как конструктор состоялся ДО того, как его репрессировали. И помогла ему в этом советская власть с её системой образования. Да власть оказалась несправедлива к Королеву, хотя большую роль сыграли доносы коллег. Но в итоге именно советская власть обеспечивала деятельность Королева. Так что может быть, во-многом и "вопреки", но В ОСНОВНОМ - "благодаря"

> Сложись обстоятельства чуть иначе, и не было бы никакого полета Гагарина.

Не стоит переоценивать роль личности в истории.

(Deleted comment)
толково расписано.

Замечательный материал, и вдвойне хорошо, что вы его разместили также на Конте.

в Перми много либерального гноя

шарашки придумал берия в условиях дефицита создания эксклюзивного существования высокоодаренных ученых и инженеров. сравните манхаттанский проект - это тоже шарашка с высоким уровнем жизни. нельзя было в то время в целях госбезопасности позволить таким уч и инж жить в и их привычной среде. И таких уч и инж спец обвиняли и сажали в тюрьмы а затем направляли в шарашки. Многие награжд прошли шарашки: рамзин, королев. даже ландау пробовали но отпустили потому что был не в теме.

почти весь состав цаги сидел в шарашках. Кафера аеромех МГУ тоже сидела вместе с деканом факульт. Теперь другое дело в шарашках создают экслюзив существование- звездный городок, самара-16 и т.д.
Много героев вышло из шарашек- ильюшин, туполев и др

Edited at 2016-04-28 07:13 pm (UTC)

Ну, всё же нужно различать - были ли посаженные в шарашки в чем-то обвинены и получили ли они статус преступников. Т.е. если к человеку приходят и предлагают работать над суперпроектом, но с большими личными ограничениями и он подписывается - это одно. Даже если его хватают и заставляют работать в таких условиях, но при этом не обвиняют в том, чего он не делал - это одно. А вот если сперва унижают и оскорбляют, а потом садят в шарашку - это другое.

Насколько я знаю, после 53 года уже никаких шарашек, где трудились бы именно ОСУЖДЕННЫЕ не было.

Значит, пару строк по теме.
1. В 1989 г. академик, член ЦК КПСС, генеральный конструктор НПО "Энергия" вообще и только что триумфально слетавшего комплекса "Энергия-Буран" в частности В.П. Глушко попытался излить на общество СВОЮ версию причин своего ареста. В вопросе разбиралась комиссия ЦК (не первая, кстати). Было вполне однозначно доказано, что фантазии В.П. Глушко относительно роли Костикова (скоропостижно скончавшегося в начале 50-х) и Душкина (на тот момент ещё вполне живого) в этих событиях - только фантазии В.П. Глушко и ничего более. Соответствующие документы были опубликованы в 1999-м.
2. Мнение одного известного историка авиации, в своё время работавшего и в КБ у А.Н. Туполева, высказанное мне в частной беседе, и потом поддержанное всеми историками авиации, с которыми я его обсуждал: "Андрей Николаевич Туполев делал замечательные самолёты до тех пор, пока над ним висел меч. Как только меч чуть-чуть убирали, он переставал делать самолёты и начинал бороться за власть в Наркомате потом Министерстве авиационной промышленности." Уже по другим, более общедоступным источникам, включая даже телевизионные документальные фильмы, известно, что эта борьба иногда проявлялась в весьма колоритных и гротескных формах...
3. Конечно, "я вам не скажу за всю Одессу", но по состоянию на 87-90 гг. в НЕмосковских проектно-конструкторских организациях высшего уровня было достаточно немало людей, безусловно предпочитавших работать в "шарашке", нежели бессильно наблюдать перестроечный шабаш.

Возможно, вы правы. Когда я с товарищами обсуждал статью, даже некоторые гуманитарии высказывались, что есть что-то притягательное в возможности полностью отрешиться от мира и сосредоточиться на любимой работе. Хотя, конечно, никто не хотел быть несправедливо осужденным. Но о справедливости приговоров мы сможем судить, только когда будут доступны все материалы дел.

С либерастической точки зрения - очень вредная статья.
Ни слова о стамильёнах, замученных в шарашках.
Ну, и как дальше жидь?

"отсутствие в заметке помоев, вылитых на советское прошлое". не только это их бесит. дело в том, что они свято считают, что они могут говорить что угодно, и все это правильно. а другим говорить тоже , что они - нельзя. это ужас и кошмар. и они за это право бьются постоянно.

Шаражки и политзаключенные

А давайте вспомним, что являлось политическим преступлением в 30-40 годы? Напомню, кража и растрата советской социалистической собственности, любые злоупотребления полномочиями и нецелевое использование - это все преступления, как ни странно, но относящиеся к категории политических.
В качестве ярких примеров можно вспомнить и внимательно изучить такие дела, как дело Туполева и дело Королева.
За то, за что их заставили работать в шаражках (читай закрытые КБ), в наше время их бы просто посадили в общий режим!
Так что, для меня шаражки, действительно, оправдывают свое существование, просто потому, что таланты там не убили, как бы сделали в обычной тюрьме. Советское руководство сумело и наказать и сохранить человека для общества.
Шаражки - это вообще милость со стороны режима, т.к. без них талантливые конструкторы и инженеры гнили бы в обычной тюрьме.
И, кстати, сегодня в любой стране мира, при вынесении приговора инженеру, именно так и будет, он отправиться в обычную тюрьму))))))

Откуда берётся утверждение о неэффективности принудительного труда?

Не знаю - самому интересно. Я-то эффективность не отрицаю. Да и либерасты - тоже, судя по их плакатам в П-36 при прежнем руководстве. Однако в данном случае они попытались исковеркав смысл заметки провести политическую атаку на новое руководство музея с целью пошатнуть его позиции, и возможно отыграть что-то для себя

И всё-таки про эффективность

Я понимаю, что сравнивать некорректно, но почему бы не попробовать провести параллели шарашек прошлого и "инновационной экономики" настоящего на примере Сколково.

На мой дурацкий взгляд, нынешние инноваторы ставят перед собой цель эффективно освоить государственное бабло, да так, чтоб потом им за это ничего не было, что в корне отличается от уже наказанных инженеров шарашек и поставленных перед ними целей создания новых образцов техники.

Разные условия - разные результаты

Re: И всё-таки про эффективность

> что в корне отличается от уже наказанных инженеров шарашек и поставленных перед ними целей создания новых образцов техники.

Я думаю, что "наказанность" тут не главное. Думаете, если бы их просто собрали вместе и пригрозили репрессиями за срыв проекта, они были бы менее ответственными? Я-то думаю, что и грозить не пришлось бы - достаточно было бы просто нахождения в близи к Берии))) Все всё поняли бы. Просто конкретно эти оказались уже в тюрьме, и что-то с ними надо было делать. Поскольку проекты важные, а люди ненадежные с точки зрения властей - усилили контроль. А потом оказалось, что этого-то и не хватало.

(Deleted comment)
> Это авторы заметки заложили такой смысл.

Нет это либероидная публика захотела пошатнуть позиции руководства музея, и устроила скоординированную информационную атаку.

> продемонстрировали умение понимать истинный смысл текста заложенный авторами

Блажен, кто верует

"Доказано, что высокие настриги шерсти с овец зависят от питания и от ухода."

Солженицын, "В круге первом"

<<Поэтому правильнее ставить вопрос о качестве работы НКВД и справедливости приговора, а не о характере репрессий. Осуждены ли все эти люди за дело? Уверен, что нет. >>

Большинство осуждены за дело.
В качестве доказательства цитата из книги А.И. Верховского "На трудном перевале"
.....................................
Балтийский вспомнил и других офицеров.
Многие пришли к Советской власти только потому, что «кушать» нечего. Они продают свои знания за деньги, тая глухую ненависть к строю, который лишил их чинов, орденов и даже куска хлеба. Несколько дней назад, рассказал Балтийский, я встретил своего старого знакомого, бывшего генерала Обручева, работавшего одно время начальником штаба Московского военного округа. Он спросил меня:
— Вы работаете у большевистской сволочи?
Я был поражен и спросил его в свою очередь:
— Может, и вы у них работаете?
Обручев отвечал утвердительно. [422]
— И жалованье, может быть, получаете?
— Да, и жалованье получаю.
— Ну, так вы просто негодяй, — заявил я ему. — Рано или поздно вас поставят к стенке — и поделом.
— И что же он ответил? — спросил я.
— Он ответил: посмотрим еще, кто кого... А через короткое время этот мерзавец действительно был расстрелян.
— Обручев не единственный, — заметил я. — Недавно я встретил одного из своих товарищей по академии, который работал в штабе Петроградского военного округа. Он про себя говорит так: «Я служу добросовестно за то жалованье, которое мне платят. Мне платят мало — я мало работаю. Но работаю, как хорошая пишущая машинка. Что большевики ударят по мне, то я и выстукиваю. Ударят верную букву — я верную букву отобью. Ударят неверную — мне наплевать! Я и неверную отстукаю; не я решаю, не я и отвечаю. Но свое дело делаю».
........................................................

Разве среди инженеров не было таких замаскировавшихся гадов? Наверняка были. И это еще удивительно, что их оказалось так мало.

1. Следователь видел, что донос написан сразу во все возможные инстанции. А там тоже сидят не ангелы, а чиновники, либо соперники, а может просто дураки, или даже враги. Если он не прореагирует, то его самого обвинят и упекут.

2. Лаврентий Палыч прекрасно понимает, что этих специалистов надо спасать, но как? Шарашка - это, возможно, единственный способ уберечь от гибели.

Как Вам такой взгляд?

Да есть такая версия, что у Берии просто не было возможности с теми кадрами в НКВД, в то время заниматься тщательным разбором и реабилитацией - и он выбрал для заключенных-специалистов наименьшее из зол.

Но с другой стороны, нашлось же время для реабилитации многих осужденных в 37-38 военных, для масштабных чисток в самом НКВД.

К тому же шаршаки существовали и до Берии. Мне кажется, Берия просто рационально воспользовался имеющимися возможностями, не особо заботясь о справедливости или несправедливости обвинений, по которым сидели осужденные.

Получается, доля сидельцев инженеров, от общей численности инженеров в стране, это примерно 1%.
Укладывается в общее число сидельцев по стране.
Если верить либералам, то трудом заключённых была произведена индустриализация. Т.е. по их мнению, 1% населения, за 10 лет, сделал страну из аграрной, промышленно развитой. Это верх эффективности. ))

  • 1
?

Log in

No account? Create an account